Нюива

НЮИВА (НЮЙ-ВА) (в старых европейских сочинениях часто неточно Нюй — гуа), в древнекитайской мифологии архаическое женское божество. Элемент «нюй» означает «женщина», элемент «ва» плохо поддаётся дешифровке. «Ва» может толковаться как «лягушка», исходя из того, что первоначально Нюйва могла почитаться как дух дождевых луж, представляемый в виде мокрых, скользких тварей.

По другой версии, имя Нюй-Ва этимологизируется как женская ипостась тыквы-горлянки, что увязывается с широко распространенными у народов Восточной и Юго-Восточной Азии мифами о чудесном рождении первопредков из тыквы.

Однако и в поэме «Вопросы к небу» Цюй Юаня (4 в. до н. э.), где впервые упоминается Нюй-ва, и в более поздних памятниках отсутствуют данные, подтверждающие обе гипотезы. Во всех памятниках рубежа н. э., как и в изобразительном искусстве, Нюй-ва имеет облик полуженщины-полузмея или полудракона (в некоторых описаниях у неё ещё голова быка).

Очевидно, первоначально она почиталась как прародительница племён ся, в основе её культа, вероятно,лежит культ змеи, связанный с культом матери-прародительницы. Согласно варианту мифа (в «Хуайнань-цзы», 2 в. до н. э.), Нюй-ва, видимо, порождала людей как некую бесформенную, нерасчленённую массу, а другие мифические герои помогали ей, создавая отдельные части тела и органы: Шан-пянь — глаза и уши, Санлинь — руки и т. п. Постадиально более поздней версии («Толкование нравов и обычаев» Ин Шао, 2 в. н. э.), Нюйва лепила людей из глины, но так как работа была крайне сложна и трудоемка, она стала опускать в глиняную жижу веревку и, выдергивая, стряхивать ее.

Из летевших на землю комочков и получались люди, от которых пошли бедные и низкородные. Знатные и богатые произошли от тех, кого Нюй-ва вылепила своими руками. В том же памятнике Нюйве приписывается установление бракосочетаний.

Как богине бракосочетаний под именем Гао-мэй (Гао, «высокий», мэй — жертвоприношение с молением о даровании детей) ей поклонялись, чтобы избавиться от бесплодия и обрести потомство, в её честь исполнялись танцы, по-видимому, эротического характера.

Нюйве приписывается также восстановление космического равновесия, нарушенного какой-то катастрофой, когда обрушились четыре предела земли(по одной из версий, от удара духа вод Гун-гунао гору Бучжоушань).

Нюйва расплавила разноцветные камни и зачинила дыру в небе, затем отрубила ноги у черепахи Ао и подперла ими небо с четырех сторон земли. Одновременно она боролась и с разлившимися водами, пытаясь устроить запруды из тростниковой золы, и убила черного дракона — воплощение нечисти («Хуайнань-цзы»).

В «Критических суждениях» Ван Чуна (1 в. н.э.) и в более поздних источниках эти мифы соединены между собой. На рельефах начала н. э. Нюй-ва изображается в большинстве случаев вместе с Фуси, оба — в облике человеко-змеев, причем хвосты их переплетены —символ супружеской близости.

Очевидно, соединение Фуси и Нюй-Ва в супружескую пару произошло относительно поздно (может быть, к рубежу н. э.), но только в 9 в. у поэта Лу Туна Нюй-ва названа женой Фуси. Согласно «Описанию неповторимого и странного» Ли Жуна (примерно 9 в.), когда вселенная была только что создана, Нюйва жила со своим братом (подразумевается Фуси) в горах Куньлунь.

Они решили стать мужем и женой, но устыдились. Тогда брат привёл Нюй-ва на вершину Куньлуня и произнёс заклинание: «Если небу угодно, чтобы мы поженились, пусть дым устремится столбом ввысь; если нет,— пусть дым рассеется». Дым поднялся столбом.

Согласно мифам, зафиксированным в нач. 60-х гг. 20 в. в изустном бытовании у китайцев Сычуани, они брат и сестра, спасшиеся от потопа и затем вступившие в брак, чтобы возродить погибшее человечество.

В некоторых поздних устных вариантах говорится просто о сестре Фуси, что также свидетельствует о «непрочности» и позднем характере соединения этих образов.

Атрибутом Нюйвы на древних рельефах является либо тростниковый губной органчик — шэн, изобретение которого ей приписывается, либо угольник — символ квадрата, т. е. земли, а также диск луны в руках — символ женского начала — инь (см. Инь и ян). Миф о Нюйве послужил основой для рассказа Лу Синя «Починка неба» (сб. «Старые легенды в новой редакции»). Б. Л. Рифтин.

Цюй Юань в своей поэме “Вопросы к небу” писал о ней так:

“Фу-си, вступая на престол,

Кого из мудрых почитал?

Все ликов семьдесят Нюй-ва —

Змеиной девы — кто считал?”

А вот, что говорится о ней в “Каталоге гор и морей”:

“Еще в двухстах ли к северу находится гора Отпуска птиц на волю (Фацзю). На ее вершине много кудрании. Там есть птица, похожая на ворона. У нее голова в разводах, белый клюв и красные лапки. Она зовется Цзинвэй. Она выкрикивает собственное имя. Это младшая дочь Предка Огня по имени Нюйва. Нюйва резвилась в Восточном море, утонула и не вернулась, превратилась в Цзинвэй”.

Вот еще цитата из “Каталога гор и морей”:

“Есть десять (человекоподобных) богов, называются Внутренности Нюйва. Внутренности превратились в богов Боги живут в пустоши Лигуан, (посередине дороги).”

 

НЮИВА (НЮЙ-ВА, 女媧), в древнекитайской мифологии — божество-устроительница. Более точная транскрипция — ее имя читается как Нюй-Гуа, что в дословном переводе означает “Женщина Гуа”.

Это божество стало широко известным во время династии Хань, а в более ранней литературе оно упоминалось крайне редко. Несмотря на имя, пол божества как женский был определен только в 1 столетии. Приблизительно в это же время богиня Нюйва была описана как сестра Фуси.

Что это за божество

Богиня Нюйва очень почиталась в древнем Китае. На каменных рельефах при гробнице У Ляна (около 150 г н.э) Образы Нюй Ва и Фуси изображаются вместе.

Человеческими у них являются только верхние части тела. Нижние части тела переходят в хвосты змей, которые свиваются между собой. По мнению мифологов, оба эти божества являются хтоническими образами.

В руках у Фуси находится плотничий угольник, а у Нюй ва — компас. Считается, что угольник и компас символизируют созидательную деятельность обоих божеств.

Согласно недошедшему до нас сочинению Ин Шао (жил между 140 и 206 гг.) «Фэн-су тун-и» («Общий смысл обычаев»), которое в большей степени известно по цитатам из более поздних произведений, Нюй-гуа создает человечество: она лепит людей из глины.

Сначала она создала фигурки из желтой земли, а затем преобразовала их. Потом, чтобы ускорить процесс, она сплела большой шнур, и принялась хлестать им по глине. Эти кусочки разлетелись по всей земле, и стали людьми. Но если первые люди получились красивыми и благородными, то последние выглядели не так хорошо. Потомки первых людей населили землю.

Различиями в способе производства людей объясняется их изначальное неравенство (в том числе предопределяется и неравенство социальное. Богатыми и знатными были потомки тех людей которых женщина-змея вылепила из желтой глины. Потомки людей, изготовленных при помощи шнура, были бедными и ничтожными.

Является ли миф о Нюйве как создательнице рода человеческого народным добавлением к первоначальной теме о Нюй-гуа, чинившей и приводившей в порядок мир, сказать нельзя. Ни один из сюжетов, предшествовавших этому мифу, не дошел до наших дней.

Некоторые мифологи предполагают, что миф о Нюй-гуа — это целиком создание эпохи Хань. Но это достаточно противоречивая версия. В частности, ей противоречит то, что ее имя упоминается в чжоуской литературе.

Спасение мира от гибели

В шестой главе произведения «Хуайнань-цзы» (эпоха Хань, II в. до н. э.) рассказывается о том, что в очень давние времена четыре столба, расположенные по четырем странам света, были низвергнуты. Девять областей обитаемого мира раскололись на несколько частей. Небосвод покосился и не мог покрыть всего мира, а земля не могла полностью поддерживать его.

В это время бушевал яростный огонь, который мог уничтожить все на свете, и никто не мог сдержать его. Воды тоже разливались — и никто не мог успокоить их.

Людей убивали и пожирали дикие звери, и птицы терзали их своими страшными когтями. Увидев это, Нюй-гуа расплавила камни пяти цветов, сплавила их вместе и залатала ими лазурное небо.

Для укрепления четырех столбов она отрезала ноги у черепахи. Для спасения области Цзи [нынешние провинции Хобэн и Шаньси в Северной части Поднебесной] она заколола черного дракона. Чтобы сдержать непокорные воды, она собрала тростниковую золу.

Впоследствии на земле воцарилась гармония: за зимой шла весна, животные больше не нападали на людей, а змеи держали в себе свой яд. Люди постоянно бодрствовали: им не нужно было спать, чтобы восстановить силы.

В некоторых источниках история Нюй-гуа тесно связана с космической битвой легендарного правителя Чжуань-сюя и лютого разбойника Гун-гуна(в позднеханьское время он описывается уже не как человек, а как рогатое чудовище со змеиным телом).

Легенда гласит, что когда правитель безуспешно сражался с Гун-гуном, последний в пылу битвы споткнулся о гору Бучжоу. На этом месте небесный столб рухнул, оборвалась небесная веревка и образовались дыры.

Китайская богиня Нюйва залатала небосвод. Чтобы подпереть его, она отрубила ноги у черепахи. Как утверждает источник. следы этой мировой катастрофы сохранились и по сей день.

Закончил работу, Нюй-ва решила отдохнуть. Как и Паньгу, она преобразовалась в различные вещи. В “Каталоге гор и морей” красочно рассказывается о том, что кишки божества превратились в десять святых, которые поселились на равнине Лигуан.

Согласно более поздним легендам, закончив благородный труд, Нюй-гуа села в колесницу грома, которая была запряжена двумя крылатыми драконами, поднялась на девятое небо, и предстала перед Небесным владыкой. После этого она осталась там жить — и жила тихо и скромно.

Оцените статью
Мифы Китая
Добавить комментарий

11 − семь =